Elena
Апрель 14, 2016

2.30

Глава 30

18.10.2015-21.10.2015

Сомнения, сомнения… мой вечный спутник. Они преследуют меня, останавливают, устраивают бунт, приводят кучу контраргументов, которые как назойливые мухи роятся в голове, не оставляя меня в покое. Но, несомненно, лучики света проникают в этот мысленный хаос, высвечивая истину в моем понимании, и я выбираюсь из него, продолжая повествование. Вот и сегодня такой лучик, полученный в чате от подруги Нарины, поддерживающей меня, дал мне легкий, но уверенный толчок.

«Из-за чего же мы теряемся? Из-за неверно поставленных целей, как я уже говорил. Из-за того, что хотим славы — и как можно скорее. Из-за того, что хотим денег — немедленно. Как бы нам научиться не забывать, что слава и деньги — это дары, которые нам вручают лишь после того, как мы сами подарим миру нашу лучшую, одиночную, индивидуальную правду! Так что давайте-ка соорудим лучшую из мышеловок, и не важно, повалит к нам толпами народ или нет.

Что вы думаете о мире? Вы — призма, преломляющая свет мира; он проходит через ваш разум и отбрасывает разноцветные узоры на белый лист — уникальные узоры, которые не создаст больше никто. Дайте миру светить сквозь вас. Преломляйте свет мира, белый, палящий, направляйте его на бумагу. Создавайте свои уникальные спектроскопические узоры.

В мире есть лишь один тип истории. Ваша история.

Поэтому я всегда пытался писать свои собственные истории. Можно, если угодно, прикрепить к ним ярлыки, назвать их научной фантастикой, фэнтези, детективами или вестернами. Но, по сути, любая хорошая история — это просто история, написанная уникальным человеком с позиций его уникальной правды». Рэй Бредбери 

Не только лучики света помогают двигаться мне к намеченной цели, но и знаки. Хотя, честно говоря, я не особо задумывалась над ними раньше. Но два дня назад произошел мистический случай, который заставил меня серьезнее относиться к ним. Даже Белла, с ее уклоном в материализм, была в легком шоке от этого эпизода.

Как это постоянно случалось со мной, мой ум снова начал бунтовать, отказываясь в продолжении письменного варианта истории. Его атака была настолько сильной, что у меня вырвался крик души, направленный к моему герою: «Зачем, зачем я пишу все это? Я же делаю это исключительно для тебя. Но я даже не уверена, читаешь ли ты это». Через пару часов я просматривала ленту на сайте «Собиратель звезд. Волшебство повсюду». Прочитав одну из статей, я нажала на крестик, чтобы выйти со страницы. Но неожиданно передо мной во весь экран вылетела картинка:

Foto_30

Я уже давно могла бы закончить писать эту историю, но незаметно появляются новые мысли,  осознания или происходят события, которые сразу же просятся на бумагу, чтобы проявить свою актуальность.

Прошло уже ровно два месяца со дня отъезда Дины к мужу в Индию. Но почти каждый день от нее поступают тревожные сообщения. Практически сразу же нашлась для нее работа, о которой она мечтала всю жизнь. Лучше сказать, дело не в самой работе, а в ее отношении к ней. Ей предложили преподавать в колледже предмет «Деловые связи на английском языке» для 18-20-летней молодежи  за высокую зарплату, что очень радовало ее мужа. Вернее, он сам и договорился об этой самой зарплате, подняв ее на треть от начальной суммы. Но предварительно основательно прокалькулировав, какую сумму Дина должна будет отдать ему в счет бензина, автомобильной страховки, за его услуги в качестве шофера, проживание, еду и другие хозяйственные мелочи.

Дочь сразу погрузилась с головой в это новое и волнительное занятие, что не замечала, как летит время. Студенты смотрели на нее как на гуру с западного мира, и это придавало ей уверенности и интереса в преподавании. Ее очень удивляло, что многие ученики не прочитали даже ни одной книги в своей жизни, и она устраивала  специальные лекции, в которых стимулировала  их к чтению. Она писала мне, как счастлива от того, что впервые в жизни почувствовала себя на своем месте. Коллеги тоже были очень довольны ей, ее свежему видению в преподавании, отличному от индийской системы. И уже через пару недель к ней стали поступать заманчивые предложения из других колледжей.  Казалось, что  жизнь дала ей наконец-то зеленый свет. Но, чем успешнее становилась Дина, тем сильнее активизировалась агрессия ее мужа.

С каждым днем он становился все более грубым с ней, высказывал всевозможные надуманные претензии, устраивал скандалы и был постоянно всем недовольный. Дочь была в полном недоумении. Поразмыслив над ситуацией, она прислала мне мейл с анализом сложившейся ситуации.

«Честно говоря, подсознательно я предполагаю, что происходит. Я оставила Гурдаса полностью в покое. Когда раньше он приходил домой, то я старалась угодить ему, предлагая чай или еду. Его мать бежала всегда  навстречу, стараясь  вперед меня предложить ему свои услуги. Но я делала все, чтобы быть примерной женой. И делала я это не из-за долга, а из любви к нему. Устав от этой постоянной конкуренции с матерью, я отошла в сторону, уступив полностью заботу о муже ей. К ее великой радости она могла теперь всегда делать для него еду, приносить чай. Я перестала вмешиваться. Она часто, как и раньше, старалась специально сесть между нами, но  я спокойно вставала и уходила в другую комнату. После того, как он приходил домой, я всегда спрашивала, как прошел его день, но он отвечал односложно, не проявляя никакого интереса к разговору со мной. Он опять стал вести себя как король. Раньше я переживала из-за такого его отношения ко мне. Думала, что, возможно, у него случились какие-нибудь неприятности, и хотела помочь ему, как это делают обычно жены в нормальных семьях. Но, поняв бессмысленность всех моих попыток наладить дружеский контакт, я в конце концов перестала уделять ему  внимание.

Вначале я делилась с ним всем, что у меня было на душе. Но, получая в ответ полное безразличие, я перестала говорить с ним о себе. Я стала разговаривать с ним  только тогда, когда он что-то спрашивал меня. Я не посылала больше ему милых смс, не шутила, не обнимала. И вскоре я вела себя с ним точно также, как он со мной. Его мать была очень рада такому положению дел, и я окончательно оставила его в покое. Но и любви больше не проявлялось с моей стороны. Я просто была совершенно нейтральной. Он спросил меня, почему мое поведение изменилось и я не вела себя больше так, как это было раньше. Но ты знаешь, лимит в банке закончился. Он хотел, чтобы я любила его, вдохновляла, заботилась в то время,  как он жалел даже потратить на меня 100 рупий, чтобы угостить кофе. Теперь я вижу, что значит для мужчины отстуствие любви. Она закончилась. В принципе, он от природы очень ленив, чтобы лишний раз выехать со мной в кафе или на прогулку. Но сейчас я увидела, как ментально он начал сходить с ума. Он привык к бесплатной любви и заботе. И вдруг все это остановилось. Он полностью взвинтился. От террора и  непонятных агрессивных нападок на меня до мстительных действий.

Я все делала, чтобы быть отличной, любящей женой. Я старалась изо всех сил. Я всегда выбирала семью. Я не стала ждать Саинанду до сентября, хотя мне очень хотелось  увидеться  с ним в Голландии. В очередной раз все потеряла – квартиру, комфорт, друзей, вас. 

Я должна сейчас все выдержать. Последний раз. Это совсем не позитивно, а очень болезненно. Все всегда делала сама. Никак не получается у нас. Он не хочет совсем ничего. Только давать всем задания. Нигде не платить.  Держать меня как в тюрьме. В конце концов его террор с каждым днем становится все больше и больше. Я бы еще смогла  все это выдержать, если бы кроме работы он позволял мне выбираться из дома. Я хотела записаться в университет на  мастера английского языка. Годовое заочное обучение стоит здесь всего 130 евро. Но он не позволил мне это сделать. Он вообще становится очень злым, когда речь идет о моем развитии, в любом направлении. Я не могу так. Я слишком глубоко погрузилась в эту иллюзию — возможности идеальной семьи с Гурдасом. Но наложить цепь на свое горло ради мужчины, который хочет только лежать на кровати и смотреть телевизор… Нет, я не могу это сделать».

Как-то утром, выйдя в чат ФБ я увидела в сообщении от Дины фото из индийской газеты, на котором она стояла у доски перед аудиторией студентов. И ее радостный комментарий ко мне: «Мама, обо мне уже второй раз пишут в газете. Сразу же после выхода сегодняшнего номера ко мне поступил шквал предложений по работе. Они все хотят, чтобы я давала уроки в их колледжах. Вот это да. Я даже начала гордиться собой». 

Krant_Xenia

Я, конечно же, тоже была очень рада за нее и решила поддержать: «Вот видишь, а ты сомневалась в себе. И это только начало. Может быть, ты найдешь силы и попытаешься выдержать весь террор Гурдаса. Это как раз работа для твоей души и для твоего ума, образованного именно  в этом направлении. Помнишь, ты пару лет назад спрашивала меня, кем бы я тебя видела в Пенджабе. Я тогда без сомнения ответила, что преподавателем в университете. Именно эти главные способности ты имеешь для данной профессии – общительность, ответственность, структурность, планирование и соответственное образование. Может быть, все-таки попробуешь? Наберешь опыт, получишь имя и обретешь независимость от Гурдаса. А главное, будешь на своем месте и делать важное дело для индийской молодежи. Ну, не твое это предназначение – быть женой и  сидеть дома. Поэтому у тебя и семья не складывается. Но зато на работе все идет как по маслу. Нужно смотреть на знаки, которые дает жизнь».

Дина тут же появилась в чате и ответила: «Привет, мама. Я тоже так подумала. Мне даже предложили работу в менеджменте университета. Я обязательно посмотрю этот вариант. Да, быть преподавателем в университете, как ты говоришь, очень даже реально и возможно. Ты права. С семьей у меня никак не ладится. А вот с работой – да. Даже Андрей Ханса говорил мне, что в моем гороскопе четко указано, что на первом месте у меня работа. И я не работаю как рабочая лошадь, а мне очень нравится мое занятие. Никак не понимаю только, зачем нужен этот террор со стороны Гурдаса. Я сейчас немного успокоилась. Я чувствую, что как будто сделала первый шаг, такой же, как Муджи  сделал когда-то. Самый первый детский шаг. Но Гурдас сразу же утянул меня вниз со своим террором. Я почти потеряла себя. Это очень трудно быть лотосом, если ты находишься в грязи и тине. Я почти сломалась. После агрессивных действий со стороны Гурдаса я много читала Муджи. И сейчас чувствую себя намного лучше. Можно сказать, что прекрасно чувствую себя.  Действительно так. Муджи. Спасибо ему. Я теперь понимаю, почему мне не удалось записаться в университет на мастера английского языка. Это не моя задача на данный момент. Я должна сейчас учиться, чтобы быть учителем».

Я написала ей: «Ты очень быстро там поднимешься, поэтому начнешь ценить себя, обретешь внутреннюю свободу и независимость. И все у тебя будет отлично».

Дина продолжила: «Следующий шаг, который я должна сделать – передавать знания здесь, в Индии,  которые я получила  в европейской образовательной системе. Мама, так все быстро происходит. Я недавно приехала. Мне уже предлагают зарплату вдвое выше, чем сейчас. И это несмотря на то, что она и так высокая в сравнении с индийскими мерками. Со всех сторон сыпятся предложения. И все это происходит само собой. И Гурдас видит деньги, что является самым главным для него в жизни. Но одновременно устраивает мне невыносимую жизнь».

Прочитав ее сообщение, я вставила свое слово: «Гурдас активизировался… Вспомни слова Андрея Ханса. Ты идешь к свету, к выполнению миссии своей души. А «кто-то» очень этого не хочет. Ты – на правильном пути. Поэтому твой паровоз так быстро набирает обороты».

Дочь подтвердила: «Да, мама. Ты сама все это видела, как это было ужасно и остается  до сих пор».

Я написала: «У тебя все сложится  хорошо. Ты сможешь занять там высокие позиции и у тебя получится многое изменить в Индии в лучшую сторону. За тебя битва идет. Поэтому такие трудности. С одной стороны все как по маслу, а с другой точно такой же силы террор. Нужно выдержать это. Впереди все будет фантастично. Вот увидишь. Не забывай: «Когда вы будете рассматривать жизнь с позиции Души, то увидите, что она полна мистики, чудес и волшебства» – Андрей Ханса».

Дина ответила: «Точно. Как ты и Андрей Ханса говорите. 100 % — реально».

Я продолжила: «Это как будто у тебя сейчас вырастают крылья, которые тянут тебя вверх, а на ногах тяжелые гири, оттягивающие вниз. Нужно сделать все, чтобы крылья стали настолько сильными, что гири оказались бы легкими теннисными шариками. То есть остались бы только одни мощные крылья». 

На этом мы закончили переписку. Дочь исчезла на целый день из интернета. Я начала волноваться, хотя на сердце было спокойно. Не выдержав, я позвонила ей, когда в Индии было уже около полуночи. Спросонья Дина ответила, что у нее все хорошо, и они находятся в гостях у сестры Гурдаса. Там нет интернета, и поэтому ее не было видно целый день. Она поблагодарила меня за беспокойство и продолжила свой сон.

Проснувшись утром, я увидела  сразу же сообщение от нее: «Как ты красиво описала про крылья. Мама, я тебе говорила вчера ночью, что мы были в гостях у сестры Гурдаса. Мама, Гурдас  устроил там мне настоящий ад. Он сказал, что я плохая мать и неправильно воспитываю Прабджет, и он специально найдет богатую пенджабскую невесту и они вместе пойдут в полицию и расскажут, что я манипулятор, обманщица и сумасшедшая. Я не поняла даже, зачем он все это мне говорил. Это продолжалось очень долго. Он как с с цепи сорвался.

Только Муджи меня спас. Помнишь та книга, про которую я раздумывала брать или нет, но ты настояла на этом. Та книга, которую Белла купила в Ришикеше на сатсангах у Муджи.

Book_Mooji

Так вот. Я знала, что у родственников нет интернета, и взяла ее собой.  Когда Гурдас стал наезжать на меня,  я взяла книгу и стала читать. Он бегал передо мной и ругался, а я все читала, читала и читала.

Я держалась за нее как за веревку, привязанную к мощному столбу. Только это меня и спасло. Это было именно то, что было необходимо мне в тот момент. Муджи. Я держалась ментально крепко за эту книгу. Гурдас обзывал меня, кричал, а я читала, читала и продолжала читать. Я бы точно не выдержала  без этой книги. Мама, не было ничего ужаснее этого террора в моей жизни. Какой опыт. Но эти  силы, которые появились во мне. Я теперь готова ко всему».

Со слезами на глазах я ответила ей: «Ты молодец!!! Я очень горжусь тобой. И то, что ты за  Муджи держишься. Падаешь. Опять встаешь из последних сил».

Дина тут же появилась в чате: «Это совершенно другая история. Только сейчас начинается моя настоящая жизнь. Только сейчас. Этот весь твой «Виджей – рассказ» был только разминочкой, разогревом. Я не понимала, почему мне не удавалось ничего в Голландии. Но здесь началась реальная жизненная фаза, и я сделала первые шаги».

Я написала ей: «Потому что твоя миссия в Индии. Ты должна внести важные перемены туда. Им самим трудно это делать. Нужен взгляд и образование со стороны. Ты ведь не зря после первой поездки в ашрам Саи Бабы в 16 лет ударилась в политику и у тебя очень все удачно получалось. Вспоминай все знаки на своем пути».

Дина ответила: «Да, мама. Многие из них здесь ничего не понимают и мало знают. Целый день на уроках я являюсь для них гуру.  Правда, мама. Да, и та моя медитация, в которой я видела себя через 20 лет здесь, в Индии. Я готова к этому пути».

Я радостно подвела итог разговору: «Так что все прояснили! Твое место там, в Индии! И нужно пройти через весь этот террор. Он ослабнет, когда ты наберешь внутреннюю силу и уверенность в правильности твоего пути и места. И когда поезд разгонится, его уже никто не сможет остановить. Никакой террор. А твой поезд уже тронулся и набирает обороты».

Дина написала: «Да. И это только начало. Я знаю. Поэтому все стояло на месте в Голландии и ничего не удавалось. Ничего. И Гурдас. Его агрессия и влияние тоже не могут вечно длиться.

Эх, Биби! Что бы я делала без тебя!!! На работе все идет отлично. Я действительно была в это время с опустившимися крыльями. Без тебя и Муджи я не спаслась бы. Правда. Этот террор и унижения  такие  тяжелые и невыносимые. Муджи говорит – просто иди в эту боль и наблюдай. Именно так я и стараюсь делать».

Заканчивая нашу волнительную беседу, я резюмировала: «Да, Муджи и Андрей Ханса – наши спасители. Ты еще не раз упадешь. Но каждый раз будешь вставать быстрее. И  тебя просто так не отпустят… Так что держись изо всех сил за стержень!»

И в ответ получила от дочери короткую, но прекрасную фразу:

«Я люблю тебя, Биби, уже 505 лет».

А через два дня она подтвердила своим длинным сообщением, до краев наполненным сердечной глубокой болью, что идет за мной по пятам, след в след.

«Привет, мама. Ты знаешь, я не хочу больше знать эту человеческую любовь.

Никогда больше. Никогда больше в моей жизни. Только теперь я понимаю тебя. Сегодня мы вместе с Гурдасом и Прабджет ездили в гурдвару Katani Sahib. Гурдас был в отличном настроении и  начал говорить мне, что он очень рад, что мы решили развестись с ним. Наконец-то ответственность за меня и дочь свалится с его плеч.  Пару месяцев назад он придумал план, чтобы переехать жить  в Канаду. Он уже основательно продумал, как будет там зарабатывать деньги путем покупки и продажи недвижимости и жить вместе  с друзьями. Никакой ответственности больше за нас.

Я слушала его, кивала головой и наблюдала за его радостным лицом. Из его рассказа я поняла, что этот план был задуман им уже давно и все эти его обещания о переезде в Чандигар и покупки там для нас дома были просто банальными баснями. Подсознательно я знала это и сказала  тебе еще в Голландии, что я не доверяю ни одному его слову.

Он говорил и говорил. Как он будет там зарабатывать тысячи долларов и  развлекаться  с друзьями. Никакой жены, детей и только копить и копить деньги. Выслушав его молча, я сказала, что очень рада за его планы и надежды на беззаботную жизнь.

Когда мы возвращались поздно вечером обратно домой, то я попросила его остановиться посреди поля, на земле его предков, которую они почитают как святыню. Я обняла себя обеими руками и наклонилась, положив голову на бардачок машины. Мама. Я начала плакать. Сегодня я плакала всей своей душой. Мама, я плакала своим сердцем. Мое сердце плакало и рыдало, плакало и рыдало. Плакать сердцем – это другой, совершенно необычный опыт. Столько боли вышло из него на свободу. Так много боли. Я видела все перед собой. Мои надежды для нас с Гурдасом. Желание иметь семью. Мечты. Создание полноценной семьи.

Я моталась туда — сюда, между Голландией и Индией. Все бросала и заново обустраивала.

Одна на родах Прабджет. Одна последние недели  перед ее рождением. Бесконечные полеты.

Безумно скучала. Надеялась. Изменяла себя во всех отношениях – от физического до ментального. Обтачивала себя. Подстраивалась. Но не переставала надеяться, что у меня будет семья. У меня никогда не было настоящего интереса к Виджею или Саинанде. Они были просто пластырями на мою огромную незаживающую рану. Все эти многочисленные картины возникали в моей голове, от начала знакомства до сегодняшнего дня. В очередной раз  все запаковала и привезла с собой в надежде на новый уютный дом. Красивые тарелочки, чашечки, шторочки. Снова приехала сюда. Чтобы услышать, что мы скоро разведемся, и он опять будет наслаждаться своей свободой и безответственностью. В одно мгновение все это пронеслось предо мной.

Это была реальная Аяуаска. Из меня начала подниматься на поверхность отвратительная слизь. Я сплевывала и сплевывала ее, а она все шла. Точно также, как всегда у тебя во время твоих церемоний Аяуаски. Словно через край  накопившаяся энергетическая грязь частями выходила наружу.  Это не передать словами, в каком удручающем состоянии я была. Я очень рада, что сегодня я смогла выплакать всю эту многострадальную боль.

Эта был плач  душевной боли из Аяуаски. Он шел и шел потоком. Его было так много.

Плач  души и ее боль. Прошедшие пять с половиной лет были одной сплошной болью.

Как сказал в своих лекциях Андрей Ханса, с меня содрали всю кожу. Меня обточили до основания. И я пережила это и выжила. В конце моих рыданий я услышала слабый звук, спящей на заднем сидении Прабджет. И в моей голове слышалось только одно слово – Праааааабджет, Праааааабджет, Праааааабджет. Что значит это слово? Дина… Дина… Что оно значит? Божественный Свет. Любовь – это урок Бога. Мама. Эта человеческая любовь…  Я не хочу больше никогда ее.

Раньше я боялась, что Гурдас что-нибудь сделает мне. Что я могу потерять Прабджет. Страхи, страхи. Страх, что я снова должна начинать все делать в одиночку.

Ты знаешь, мама, я думаю, что я полностью закрыла эту основную главу в моей жизни, и мои отношения с Гурдасом могут быть официально закончены. Целая часть моей жизни. В моем сердце находилось столько много глубокой печали. Я  чувствовала эту поднимающуюся боль во время последней майской церемонии Аяуаски, когда я остановилась на середине и покинула зал. Тогда это было настолько больно, что я не смогла бы выдержать и поэтому остановилась. Но она сполна вышла сегодня. Я была права тогда, когда остановилась. Я бы не пережила это страдание во время Аяуаски, если бы вся эта боль пошла на поверхность.

Действительно нет, мама. Сердечная боль, мама. Теперь понимаю, что люди могут умереть от боли разбитого в любви сердца. Я понимаю сейчас это, мама.

Я даже не могла представить, сколько боли находилось в моем сердце. Но та горесть, которая была в моей сердечной чакре, вышла.

Я не знаю, как я должна на это реагировать. Сердечная боль, мама. Этот человеческий физический орган – сердце. Мне 30 лет и только теперь я понимаю, насколько это важно.

Мама, я так рада, что я выдержала эту боль и осталась живой. Эта боль была такой невыносимой и тяжелой. Не физически, нет. Это невозможно описать словами. Сердечную боль действительно нельзя выразить человеческим языком. Еще никогда в моей жизни я не переживала ничего подобного. В том, что произошло со мной сегодня,  я вижу связь с моей первой Аяуаской, когда я искала тебя. Это было ужасно, мама. И я очень надеюсь, что я пережила это. Я все еще живая. Все позади. И я здесь. Но я чувствую себя по-другому.

Теперь мне интересно, какие изменения произойдут внутри меня и в моей жизни.

Мне уже не страшно быть матерью-одиночкой. Ах, этот ребенок – Прабджет, Божественный Свет. Она всегда будет символом, возможно, самых важных уроков моей жизни.

Человеческая любовь. Это боль. Глубокая, глубокая сердечная рана. Очень глубокая.

Божественная любовь не приносит боли. Только по каким-то тем или иным причинам мы не выбираем ее.  Я всегда чего-то боялась. Но теперь я смотрю вперед. У меня есть дети, двое детей. Я надеюсь, что Вселенная мне поможет и даст силы, чтобы я смогла пережить еще много счастливых и прекрасных моментов с ними. Я очень рада, что пережила эту боль. Это было очень страшно. Но это уже случилось.

Возможно, это был странный выбор моей души. Снова упаковать чемоданы, приехать в Индию и погрузиться в этот кошмарный  опыт».

На этом месте ее сообщение было закончено. Я была потрясена ее переживаниями и ответила только, что читала ее письмо в слезах, спросив коротко, как вел себя Гурдас в то время, когда их машина стояла в тихом ночном поле, сотрясаясь от рыданий Дины.

Она не замедлила с ответом, написав, что тоже плакала, когда писала мне. И продолжила: 

«После 20-ти минут он молча дал мне салфетку, так как видел, что я сплевывала и сплевывала, высовываясь через открытую дверцу машины. По приезду домой он включил телевизор и с удовльствием смотрел его любимое комедийное шоу, частенько смеясь и прихлопывая от удовольствия в ладоши. Гурдас мало имеет отношения к моим личным внутренним процессам.

Он такой, какой он есть. Это мой жизненный урок. И человек, с которым мне пришлось его пройти, случайно оказался Гурдас.

Ты знаешь, мама, что я вдруг подумала. Во время последней Аяуаски я остановилась посередине и прекратила участие в церемонии, когда подошла к моменту наивысшей сердечной боли, поднимавшейся во мне. Аяуаска подсказала мне, что я не была еще готова вынести и нейтрализовать эту боль, и  только через полгода я смогу это сделать. Я тебе рассказывала об этом и сказала тогда еще, что неужели мне опять придется пойти на церемонию и погрузиться очередной раз в эти страдания. Меня вдруг сейчас осенило. Прошло ровно полгода.

И тот опыт, который я пережила вчера, он был на человеческом реальном плане. И я понимаю теперь и вижу, как действительно работает сердце. Именно это имел в виду Муджи – говорить и чувствовать своим сердцем. Во время Аяуаски я видела, что Иисус и святые  на картинах разговаривали и чувствовали через их сердце. В прошлые месяцы я много читала про сердце. Но мое сердце было наглухо закрыто. Напрочь забито болью. Человеческой болью. Сейчас я чувствую, что у сердца есть струны. Теперь я впервые в жизни могу их чувствовать. Первый раз. Это состояние невозможно постичь  умом. Я знаю, почему меня с такой неумолимой силой тянуло в Индию. Потому что она вся пропитана болью. Огромной болью. Нужно меньше полагаться на свой ум.  Я не считаю Голландию чем-то негативным в этом смысле, но в большинстве своем там все происходит от ума. И для меня было важно остановиться думать. И погрузиться с головой в этот океан боли. Но я не была готова к этому полгода назад. Точно нет.

Эта сердечная боль была намного сильнее душевной боли. Я теперь стала многое понимать и осознавать. Так же, как после Аяуаски. Я знаю наверняка, что этот опыт  был последствием и завершением моей Аяуаски. Гурдас и Виджей,  как люди,  не имеют к этому никакого отношения, мама. Действительно нет. Они просто инструменты в этом нашем процессе.

Лучи Высших сил — это они учат нас меняться. Мы должны очень хорошо прислушиваться, что эти силы хотят от нас, посылая нам эти Лучи. Я чувствую себя сейчас совершенно другим человеком. Точно так же как после церемонии Аяуаски. Вот поэтому мы и проходим уроки. Уффф, эти жизненные уроки.

Я знаю точно, что результат вчерашнего урока был одной из главных причин, почему я нахожусь на этой планете Земля. Какой тяжелый урок. Был. Экзамен закончен».

Мы еще поговорили немного на обычные повседневные темы, и я увидела, что Дина поставила на ФБ сообщение:

«Human selfish love. What a great teacher you are for very important life lessons in our soul evolution. Just at times it’s hard to think out of the box and not drawn yourself with lovepain. Human selfish love. You are so not worth it. Let say goodbye to each other. You have fed my ego way to long now. This heart of mine was not made for this. Adios».

«Человеческая эгоистичная любовь. Какой ты великий учитель для самых важных жизненных уроков в развитии нашей души. Временами очень тяжело думать в рамках ограниченного ума и не утопить себя в боли, вызванной муками любви. Человеческая эгоистичная любовь. Ты не стоишь того. Давай скажем друг другу «прощай». Ты питала мое эго достаточно долго. Мое сердце было сделано не для этого. Прощай».

По поводу ее статуса мне пришла в голову мысль – «Через тернии к звездам». Я нашла на интернете картинку и поставила в комментариях.

Aspera

Дочь моментально отреагировала фразой и названием моей первой книги о Саи Бабе, давно подаренной мне голландской подругой, женой Андрея:

«Sri Sathya Sai Baba… Bevrijding komt niet uit de hemel vallen».

«Шри Сатья Саи Баба… Освобождение не падает с небес».

По всей видимости у Гурдаса тоже происходили свои внутренние метаморфозы, связанные с Диной. Сегодня, когда я спросила о ее душевном состоянии после последних событий, она ответила:

 «Я чувствую себя очень хорошо, мама. Я нахожусь в положительном процессе. Печаль ушла из моего сердца. И это очень хорошо. Я хочу съездить на 4-х-дневный фестиваль фильмов в Дармасалу. Поэтому тоже чувствую себя отлично. Это процесс, туда-сюда между небом и землей. Временно просветляешься, но затем тебя опять затягивает вниз. Такой опыт я прохожу сейчас. А в общем, у меня состояние легкого просветления. Я смотрю сейчас на Гурдаса, и впервые он не вызывает у меня никаких эмоций. Вся боль вышла и растворилась. Это приятно осознавать. Все прошло.

Вчера мы сидели в комнате на кровати и у нас неожиданно начался разговор. Я бы даже назвала его разговором по душам, если можно так выразиться в отношении Гурдаса. Он честно мне признался, что из всех возможных браков  по договоренности я была для них самых лучшим вариантом во всех отношениях. Но у него не было и нет даже малейшего чувства любви ко мне. Это был брак чисто из соображений выгоды. Он сказал, что раз я была не из пенджабской семьи и меня некому было там защитить, он мог обращаться со мной как хотел. Он попросил прощения. Ну, хорошо, хоть так. Зато правдиво. У нас был очень длинный и хороший разговор. Он также честно признался мне, что его кредо в жизни — манипулировать людьми, в том числе и мной,  для достижения поставленных целей. Самое важное для него в жизни – деньги и выгода. Было также хорошо услышать это из его уст.

Он сказал мне: «Ты хочешь любви в отношениях. А я хочу только использовать людей для собственной выгоды. Ты должна найти себе кого-то, кто будет любить тебя. Ты достойна этого. И не такого, как я, который хочет только выгоду и деньги. Но, я  такой, какой есть.

Да, вот, мама. Тоже хорошо – закончить наши отношения на такой правдивой ноте».