Elena
Февраль 28, 2016

1.33

Глава 33.

27.08.2014

Дина уже ждала меня у нас дома. Мы сели на кухне пить кофе и делиться впечатлениями о прошедших днях. Она сказала, что контакты с Виджеем неожиданно стали реже, он частенько  не отвечал на ее приветствия, в видеочате они стали разговаривать раз от разу, и он не проявлял к ней такого же внимания, как раньше. Дина была немного расстроена таким положением, так как  уже  достаточно серьезно стала относиться к их отношениям по скайпу.

Моё сердце неприятно заныло. Ситуация становилась уже напряженной между нами, хотя Дина еще об этом не догадывалась. Но я ничего не могла поделать со своими, затмевающими все, чувствами. Я даже не ощущала вину перед ней. Мне  всегда было неудобно перед всеми за какие-то мои мелкие неважные поступки, про которые я часто потом думаю, переживаю, что могла обидеть кого-то. Но в этом случае во мне даже и близко не возникало чувство провинности перед собственной дочерью. Да я уже и не воспринимала  ее как дочь на тот момент. Она была мне просто другом, даже партнером в каком-то смысле. Но  при всех этих сложившихся обстоятельствах меня не отпускала мысль, что есть один человек на свете, кто может помочь мне справиться с моей привязанностью — это Дина. Я не знала, каким-образом она сможет это сделать, но интуитивно надеялась на ее помощь.

На следующий день 25 октября у меня опять была назначена встреча с мануальным терапевтом, сразу после которой я должна была встретиться с Диной и пойти к нам домой.  Врач  делала свои манипуляции, а во мне с каждой минутой росло странное неприятное возбуждение, достигшее к концу апогея — мне нужно было, во что бы то ни стало,  рассказать все Дине, до мельчайших подробностей. Мы встретились с ней и пошли пройтись по магазинчикам. Я не могла ни о чем думать, голову сверлила только одна мысль — рассказать! Дочь заметила мое состояние и спросила, что со мной происходит, так как на мне лица нет. Я ответила, что у меня странное душевное самочувствие после сеанса массажа.

Мы пришли домой, уложили Прабджёт спать и сидели на диване в бывшей комнате Дины. Внутренний импульс давил на меня  уже с огромной силой, против которой я не могла сопротивляться. Мою голову заполнила звенящая пустота, и  внезапно у меня вырвалось, что мне нужно рассказать что-то важное. Дина  настороженно посмотрела на меня и спросила: «Это про Виджея?» Я ответила, что, да, и начала сбивчиво все выкладывать ей, вплоть до ролика из фильма  с Николь Кидман в спальне. Когда она выслушала  про письмо «чтение ауры» с моим вопросом по поводу Виджея, которое я послала ему 31 декабря 2012 года, то с сарказмом воскликнула: «А, ну все с вами ясно. Значит никакая он не моя творческая душа, раз вам  обоим  еще нужно добраться до 6-й чакры». Она имела в виду свой «расклад ауры» от  наших знакомых  ясновидящих, где они дали ей информацию, что она уже находится на уровне развития 6-й чакры.

Продолжая свое нерадостное повествование, я уже  чувствовала, что Дина внутри очень накалена, и далеко не позитивно. Я поняла, что помощь, на которую я надеялась, мне у нее не найти, и расплакалась от бессилия. Я завершила рассказ тем, что все это в прошлом, и мы больше не общаемся с Виджеем, а последний наш видеочат с ним был в конце июля. На это Дина кратко резюмировала: «Ну, раз у вас больше нет контакта, то я могу спокойно продолжить  с ним общение». Мне нечего было ей ответить. Я просто сидела и плакала от осознания, что теперь мне будет еще намного тяжелее. Я не только не нашла поддержку, но и вся моя надежда на помощь  рухнула как карточный домик. Было уже ясно, что меня ждет еще более глубокое погружение в мою трясину, отягощенное тем, что  теперь я играю открытыми картами. Я, как и прежде на протяжении всей этой истории, думала только про себя и совсем не задумывалась, что мои такие серьезные действия и поступки тоже отражаются тяжестью и болью в душах людей, задействованных в этом «спектакле Жизни».

В конце октября Виджей написал на своей странице: «Taking from space. Borrowing from time». Я помнила хорошо эти слова. Они были из песни Mozes  «So still”, которую он ставил год назад в августе,  и она  мне очень нравилась своей безысходной красотой.

Еще через три дня у него появилась фраза: «Wrestling with reality». Что за реальность была в его жизни, и почему он с ней боролся?

1 ноября он поделился ссылкой на страницу иллюстратора  Julian Peters с комиксом на тему стихотворения T.S. Eliot — «The love Song of J. Alfred Prufrockc».

Этот  жанр литературы никогда не интересовал меня, но тут меня привлекла сама тема и неизвестный мне автор. Я просмотрела весь  комикс и решила  найти поэму  на русском языке. Произведение было для меня достаточно сложным,  я прочитала его на несколько раз, но все равно многого не понимала. Мне, конечно, нужно было докопаться до смысла, который автор вложил в это произведение, и я нашла его анализ. Я потратила на это пару часов,  стараясь дотошно понять каждую строчку. Зачем мне это нужно было, спрашивала я себя? Причина была одна единственная — это интересно Виджею, раз он поделился, а меня волнует все, что связано с ним. И мне нравилось, что таким образом, не напрягаясь, а с удовольствием я изучала новую информацию для собственного развития. Жаль только, что ее было очень мало.

Однажды он поставил ролик из фильма «Factotum» — А poem is a city», снятого по одноименному роману Чарльза Буковски. Я заметила, что этот автор, а также французский писатель Альберт  Камю были фаворитами Виджея, так как он частенько ставил лайки на их цитаты или произведения. Для меня они тоже были совершенно неизвестными. Тогда. Теперь я знаю о них много, хотя не могу сказать, что они мне интересны. На мой взгляд, основательно понять их могут только мужчины.

Я нашла в интернете:
«Чарльз Буковский. По словам писателя, одной из причин, по которой он так полюбил музыку, было то, что она помогала ему выжить. Говоря о времени, описанном в «Фактотуме», Буковски вспоминал: «Хорошо было по вечерам возвращаться с фабрик домой, раздеваться, забираться в темноте на кровать, наливаться  пивом и слушать».

Я обратила внимание на слова: музыка, темнота, пиво. Мне показалось, что эти три фактора тоже играют большую роль в жизни Виджея. Да и  вообще у меня создавалось впечатление, что он во многом ассоциирует себя с этим писателем. Но это было мое личное видение.

Почему именно эти три фактора? То, что он любил музыку и был ее интуитивным знатоком, было понятно с самого начала. Про темноту еще Аншула жаловалась Дине, что ее пугает  его привычка находиться в затемненной комнате. Да и со мной, когда он разговаривал на скайпе, частенько был сильно приглушенный свет вокруг его. Дина говорила, что Виджей очень любит пиво и часто  по вечерам наслаждается им. При мне он тоже иногда держал в руках пивную бутылку, что мне не очень-то нравилось, так как мой муж был заядлым любителем этого напитка.

В начале ноября Виджей поехал в Ахмедабад для празднования Дивали, с чем  всех и поздравил на ФБ. А на следующий день поставил еще дополнительный пост «Wishing you a happy Diwali» с  мультфильмом «Ramayana — The Story of Diwali», в котором девочка рассказывает историю и объясняет смысл праздника. Я очень хорошо знала его значение и всегда зажигала много свечей на окнах  в этот день. Но мне было интересно более подробно узнать о нем, и я с удовольствием посмотрела этот ролик два раза.

“Дивали или Дипавали (Diwali или Deepavali), что на санскрите означает «огненная гроздь» — фестиваль огней, повсеместно отмечаемый в Индии и символизирующий победу света над тьмой, добра над злом. Приходится на начало месяца Картик (октябрь — ноябрь) и празднуется в течение пяти дней”. 

На следующий  вечер мне попалась в новостной ленте фотография возлюбленной известного художника Амадео Модельяни — Жанны Эбютерн,  которую сделала моя знакомая в музее во Франции. Под фото стояла подпись: «Do you know what love is? Real love?» —  from movie Modigliani». Меня заинтересовал это фильм, я нашла его на интернете и смотрела до трех часов ночи. Он произвел на меня неизгладимое впечатление историей любви, которая, выдержав все трудности, в итоге заканчивается нелепой смертью художника. Его возлюбленная не смогла перенести тоски по нему и закончила жизнь самоубийством, будучи на 9-м месяце беременности.

Я поставила к себе на ФБ начальную сцену из фильма Modigliani — «Jeanne’s speech», где героиня произносит короткий монолог: “Вы знаете, что такое любовь? Настоящая любовь? Любили ли вы так неистово, что готовы были шагнуть в пламя преисподней? Я — да.” Мне казалось, что я понимаю героиню, проходя свой ад уже второй год.

Проснувшись утром, мне стало неловко за этот пост, и я удалила его. Я вообще часто делала это из-за своей неуверенности. Могла спонтанно от избытка чувств поставить ролик или какое-нибудь высказывание на ФБ, но затем неизменно подключалась моя голова, разгромив в пух и прах все мои чувства,  пристыдив при этом, и мне ничего не оставалось делать, как удалять свои сообщения, которые шли прямо из моей души.

Этим же утром на странице Виджея  появилась музыка моего уже любимого композитора Jon Hopkins — «Halcyon» (“Зимородок”).